Инвестфонды работают по-разному.

Кто-то смотрит только на цифры в финмодели, у других есть четкий как лазер фокус. Кто-то сознательно перекладывает решение на других (“мы только соинвестируем”), кто-то ищет уникальные сделки, не попадающие на радары остальных фондов. У всех есть правила, касающиеся чеков, стадий проектов и диверсификации портфеля.

Мы ориентируемся на инвестиционный тезис: правило, которое помогает отличать то, что наше, от того, что не наше. Сложно отказывать перспективным командам, не попадающим в тезис, но это компенсируется тем, что мы глубже погружены в каждую конкретную отрасль. Это дает больше времени на анализ: мы рассматриваем несколько сотен заявок в год, а не 10 тысяч, как известные фонды. Более того, мы начинаем заранее понимать, что мы хотим увидеть (хороший текст Фреда Уилсона на эту тему), и ищем проекты целенаправленно.

Сейчас тезис FunCubator выглядит так: “масштабируемые проекты, которые меняют свою сферу развлечений, предлагая эмоциональные переживания принципиально нового качества”.

Что это вообще значит?

Мы не ограничиваем себя технологиями и рынками

Стратегия не должна состоять из набора модных слов. Если о чем-то говорят все вокруг – значит, для стадии pre-seed/seed, на которой мы работаем, идти туда уже поздно.

Киберспорт, VR/AR, AI в аудио/видео/играх – это наш текущий фокус, но не стратегия. Фокус будет меняться, стратегия остается.

Мы смотрим новые среды, и ищем применение в них прежних паттернов или появление совершенно иных. Если VR станет массовым, как будет выглядеть в нем коммуникация? Дистрибуция, учитывая, что рынок уже очень раздробленный? А если не станет, то какие ниши вырастут больше других?

Мы смотрим на старые сложившиеся рынки и думаем, где здесь можно применить новые подходы. Если телевидение переходит в интернет, это означает, что теперь не только вы смотрите на экран, но и экран смотрит на вас. Что это позволяет сделать?

Мы следим, как меняется поведение людей, и пытаемся понять, в чем гиганты рынка не могут больше соответствовать ожиданиям передовой части аудитории. Если все больше людей чувствуют, что платформы и большие медиа не действуют в их интересах, какие новые возможности при этом возникают?

Масштабируемые проекты

Чтобы масштабироваться, у вас должна быть технология, которая позволяет снижать удельные расходы при росте аудитории.

Наш портфельный проект Mubert умеет на основе алгоритмов генерировать бесконечный поток фоновой музыки разных жанров. Mubert покупает у музыкантов сэмплы и получает все права на результат работы алгоритмов. При росте базы количество уникальных сочетаний сэмплов растет даже быстрее, чем экспоненциально. Нужно не так уж много сэмплов, чтобы сделать для каждого атома во Вселенной уникальный поток музыки, которого ему хватит до следующего Большого Взрыва.

Технология – это не обязательно кусок кода. Умение открывать сотни франшиз без потери качества, автоматизировать продажи или делать хиты на потоке, вполне подойдет. Поэтому производители компьютерных игр или фильмов торгуются на бирже: рынок верит, что они смогут повторить и даже превзойти свои успехи.

Шведский продюсер Макс Мартин с начала 90-х годов написал для разных музыкантов 22 песни, достигшие вершины в хит-параде Billboard. Один и тот же человек стал автором “…Baby One More Time”, “I Want It That Way”, “It’s My Life”, ”I Kissed A Girl”, “Can’t Feel My Face” и еще несколько десятков песен, которые вы знаете.

Кажется, его технология не хуже блокчейна.

Рынок развлечений

Развлечения – это все, без чего вы могли бы обойтись, но почему-то не обходитесь.

То, на что вы тратите деньги, хотя могли бы не тратить. То, на что вы тратите свой самый ценный ресурс: время, как свободное, так и рабочее.

Практически всегда это связано с эмоциями и ощущениями. Желание людей получать больше разнообразных эмоций долгое время настолько игнорировалось сверхрациональными финансистами, что даже не попало в список “главных стремлений человека” по версии классической бизнес-книги Driven. Но любой, кто смотрел смешные картинки вместо подготовки к экзамену или работы над презентацией, знает, насколько это желание может быть сильнее рационального стремления решить свои проблемы.

Развлечения не всегда выглядят именно как смешные картинки. Необязательное образование (кто не любит читать википедию на отвлеченные темы?), ненужные вещи, разнообразные способы быть ближе к другим людям – все это тоже вполне нам подходит.

Границы между полезным и развлекательным постепенно стираются. В нашем проекте Hello Baby, который делает приложения для родителей и будущих родителей, много всего образовательного и даже необходимого. Но в первую очередь он про эмоции, и именно это убеждает пользователей там оставаться.

Мы ищем проекты, без которых кому-то станет грустно, как вам после конца любимого сериала.

Эмоциональные переживания принципиально нового качества

На развлекательном рынке не работает конкуренция по цене. Никто не хочет смотреть плохой фильм, слушать посредственную музыку или играть в плохую игру, даже если они бесплатные.

Есть только один способ добиться успеха: делать что-то существенно интереснее, эмоциональнее, удобнее и доступнее. Поэтому нам важно, чтобы проект думал о качестве и эмоциях как метриках, которые опережают деньги и другие цифры. Конечно, мы смотрим на рост аудитории, доход и особенно – на скорость, с которой работает компания. Но мы не верим в низкое качество: в развлечениях есть свои лоукостеры, но это совсем не венчурный бизнес.

Разумеется, если делать ровно то же самое, но лучше конкурентов, у вас не сойдется экономика. Поэтому новое качество требует новых технологий и бизнес-моделей.

Все привыкли, что радио – это одностороннее вещание, и главные доходы в нем от рекламы, которую все ненавидят. У стриминговых сервисов более гуманный способ монетизации, но нет ощущения причастности, которое заставляло людей включать любимую станцию в определенное время. Что, если взять все лучшее от обоих подходов, и сделать нишевое диджитал-радио без рекламы, где пользователи смогут поддерживать музыкантов напрямую? Это идея Gimme Radio, американского стартапа, в который мы вложились в конце 2018 года.

Арена Winstrike – это не просто компьютерный клуб, а место, где можно соприкоснуться с настоящими киберспортсменами: они часто играют там же за стеклом, на той же технике, что и вы. Команда Winstrike – это не просто еще одна киберспортивная организация, существующая где-то в онлайне: вы можете прийти к ней домой. И то, и другое – переживания принципиально нового качества.

И речь не только о b2c; если вы делаете развлечения лучше в b2b, нам это интересно ничуть не меньше. Viqeo помогает медиа использовать видео на сайтах так, что материалы становятся интереснее, а пользовательский опыт – приятнее. По сути, это первая в мире рекламная технология, которая делает сайты медиа лучше, а не хуже. А что, так можно было?

Что дальше?

Пишите нам, если вы видите, как мы можем быть друг другу полезны.

Рассказывайте о нас друзьям и коллегам, которые делают или хотят делать развлекательные проекты.

Спасайте мир, если вам это ближе. Но в спасенном вами мире надо будет жить и получать от этого удовольствие. Этим займутся наши проекты.